Как-то раз мне посчастливилось заполучить книгу Алма-атинские Быльки за авторством замечательной Medichi – с автографом и пожеланиями, как полагается. Я её выиграл, а потом долго забирал у pogoda, затем – никак не мог прочитать по тем или иным причинам. Для того чтобы начать читать что-то новое, иногда нужны недюжинны усилия: открывая новую книгу, ты будто открываешь целый мир. И ведь не факт, что тебе там понравится.

Алма-атинские Быльки мне однозначно пришлись по душе. Об этом говорит хотя бы то, что я «проглотил» её за какой-то час с небольшим. Благо, небольшой объем произведения позволил мне этот литературный спринт. Резюмируя, могу сказать – это что-то очень доброе и светлое, как старая Алма-Ата. Именно Алма-Ата, не Алматы. Сейчас уже немного осталось от того города. Со всех сторон наступает бетон, стекло, неон: новый Алматы. Он не лучше и не хуже, просто он другой. Деловой, суетливый, яркий, амбициозный. Время такое.

Книга Елены Клепиковой – это как окно в старые, добрые воспоминания, какие есть у каждого. Просто представь, что вы сели со своим старинным другом, которого ты не видел много лет, на кухне, заварили крепкого чаю и пьете его, обжигаясь, с сушками и конфетами «Мишка на севере», вспоминая, каково это было – тогда. Делитесь друг с другом этими маленькими драгоценностями:

— А помнишь, как тогда…

— Да, здорово было!

Вы оба понимаете, что те времена уже никогда не вернуть, и что вся их замечательность – именно в том, что они были. Случалось много плохого, неприятного, было больно и грустно. Время просеяло всё, оставив вам лишь это – теплоту тех дней и улыбку на родном лице.

Не понравились только Микроблоги. Как-то они выбиваются из общей концепции, несколько смазывают общее впечатление. Так, будто бы этот молодой Алматы постучал к вам в дверь и отвлек, пока вы чаевничали, чтобы попросить соли: вроде бы и ничего особенного, но нужное настроение потеряно. Вы с другом потеряли нить беседы, он засобирался домой.

— Ну, пойду я…

— Да, давай. Было приятно. Еще увидимся, надеюсь.

Наверное, один из любимых рассказов:

РЫБНОЕ ВЕЗЕНИЕ

В ноябре 1993 ввели собственную валюту — тенге. Событие впечатляющее, но купить съестное все равно было почти невозможно. В микрорайоне «Самал», который тогда интенсивно застраивался, работал весьма неплохой гастроном, где, при удаче, можно было затовариться какими-либо продуктами. И вот как-то, мадам К., зайдя в магазин, обнаружила в витрине целую россыпь РЫБЫ. Рыбки, правда, были маленькие, дохленькие, тощие – длиной с карандаш и соответственной толщины. Но это были ЩУКИ, ЩУ-У-КИ! Точнее, щучьи мальки. И, все-таки — ЩУКИ. Ах, какая гэфилте-фиш, забытая, тающая во рту, выплыла из недр памяти… Мадам К. решила прикупить килограмма три рыбной мелочи и тут глаз зацепился за нечто невероятное. Среди плоских трупиков в витрине по диагонали вальяжно раскинулось серое в темных разводах, толстое, торпедообразное полутораметровое щучье бревно! С доброй улыбкой на острой морде! Боясь поверить в такую удачу, мадам спросила:

— А, скажите, милейшая, ЭТО продается?

— Да.

— А ЭТО свежее?

— Да.

— В ЭТОМ килограммов десять-двенадцать?

— Да.

— И как я ЭТО понесу?!

— Да-а…

Заплатив несусветную цену — около пятидесяти тенге (курс обмена 1 тенге = 500 рублей), запаковав половину рыбы в полиэтиленовую пленку, плотно обхватив тушку руками, мадам выплыла из магазина. Зрелище впечатляло: дама в роскошном пальто из ламы с огромным пушистым воротником и отворотами, в норковой шляпе тащит полузапакованную рыбину, хвост которой замерзшим пером вздымается высоко над головой. В автобус забраться не удалось, на такси денег не осталось — пришлось тащиться пешком. Путь до дома — три остановки — занял два часа пятьдесят минут. Утешало одно — пальто и рыба были одной цветовой гаммы.



Читать полностью: horde.me/Medichi/alma-atinskie-bylki—21.html

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир